Kharkiv Music Fest

Закрыть

Владимир Шумилкин: «Государству нельзя отдавать развитие культуры на все 100%»

10.03.20

Бывший городской голова и член попечительского совета Kharkiv Music Fest Владимир Шумилкин рассказал, зачем ограничивать влияние чиновников на культуру, почему богатые люди становятся меценатами и как сделать талантливых музыкантов рекламой Харькова.

Большую политическую карьеру Владимир Шумилкин свернул в 2006 году, когда сложил с себя полномочия городского головы. С тех пор развивает бизнес, в сферу которого входят торговля нефтепродуктами, сельское хозяйство, управление недвижимостью. В прошлом году  Владимир Шумилкин вошел в попечительский совет фестиваля классической музыки Kharkiv Music Fest.

«Я по-другому посмотрел на мир»

— Владимир Андреевич, как вы стали членом попечительского совета?

—Мне это предложил Сергей Политучий, а я с удовольствием принял его предложение.

— Что требуется от члена попечительского совета?

— Как минимум, человек должен понимать, что он хочет делать что-то для города. Это – первое. А второе – он должен иметь такую финансовую возможность.

— До того, как войти в попечительский совет фестиваля, вы слушали классическую музыку?

— Я не скажу, что часто слушаю классику. Но, когда я слушаю живую музыку, я всегда отмечаю, что это большая потеря для меня. Нужно это делать чаще.

— А что вы слушаете? В машине, например?

— Да я на это не очень обращаю внимание. Включаю радио, спокойные мелодии. По настроению – могу вообще без музыки ехать.

— Когда вы были городским головой, в Харькове проходил фестиваль «Звездный мост». Кто тогда решал, кто из писателей и музыкантов приедет?

— Инициатором и организатором тогда был Арсен Аваков, а я подключился, потому что считал, что это интересно для города. У меня даже где-то книги есть фестивальные (встает из-за стола и открывает книжный шкаф). О, вот тут томов 20! Я тоже любитель фантастики, но больше старой школы, читал Александра Беляева в юности. Есть большое  количество любителей этого жанра, им надо было дать возможность выбирать. Это важно, иметь такую возможность. Я сам до 1985 года формировался в рамках идеологической системы Советского Союза, компартии. Но когда появилась другая информация, у меня произошел взрыв мозга, я совсем по-другому посмотрел на мир. Хочу, чтобы такие взрывы происходили у как можно большего количества людей.

– У кого больше возможностей для того, чтобы сделать большой культурный проект в городе – у чиновников или меценатов?

— Я бы не противопоставлял эти два направления. Они должны дополнять друг друга. Есть своя роль у местной власти, есть у центральной, и есть вещи, которые могут делать меценаты. Возможно, наступит время, когда у нас появится большой класс людей, обладающих материальными ресурсами,  которые по своему духовному уровню дойдут до того, что готовы будут часть своих заработанных денег направлять на обогащение культурной жизни города.  Только сейчас появляются люди, у которых есть возможность какую-то часть средств передать городу, сделать что-то, не связанное с бизнесом. Я думаю, что многие любят Харьков, другой вопрос — чтобы у них была возможность любовь свою реализовать еще и материальным способом. Любить можно по-разному – например, работать здесь и поддерживать бюджет города. Или, например, после того, как заплатил налоги государству, сделать еще какой-то дополнительный взнос. Для меня сейчас это – участие в попечительском совете.

— Есть такое убеждение, что культура всегда финансировалась по остаточному принципу. Действительно ли это та отрасль, на которую чиновников не хватает денег, руки не доходят?

— Мне кажется, государству нельзя отдавать развитие культуры на все 100%. Государство – это чиновники, люди заангажированные, у них есть свои соображения в культуре и в идеологии.   Помните эту систему заслуженных, народных артистов? Государство покупало лояльность людей искусства.

 — Получается, чем меньше государства в культуре, тем лучше?

— Конечно. У государства свои интересы. Государство стремится проникать во все сферы жизни общества и склонно наращивать свое влияние на людей.  Некоторые фундаментальные вещи мы пока не можем поддерживать без государства, например, содержание музеев, то, что сохраняет историю. Но важно сделать так, чтобы гражданское общество всегда через свои институты определяло границы вмешательства государства в разные сферы жизни.

«Люди хотят, чтобы их заметили»

— Как вы думаете, почему богатые люди Украины предпочитают покупать футбольные клубы, а не устраивать фестивали?

— Футбольные клубы — это тоже неплохо. Футболом интересуются миллионы болельщиков. Видите, сейчас уровень футбола в стране упал – люди от этого много теряют. Футбол и фестиваль — это не взаимоисключающие вещи. Началось с футбола, но на всех футбольных команд не хватит, значит, дальше будут фестивали. Как только у человека появляется ресурс, он переходит на следующих уровень по пирамиде Маслоу, хочет заслужить признание окружающих, и он будет что-то делать, чтобы признание к нему пришло. Возможно, не все по этой пирамиде дойдут до третьего-четвертого и выше уровня, но достаточное количество дойдет. Важно, чтобы для этого были условия, чтобы люди спокойнее расставались с ресурсом и вкладывали в жизнь города. 

— Владимир Андреевич, а вы сами помните, когда почувствовали, что уже достаточно заработали, чтобы начать отдавать?

— Какие-то варианты помощи начались с того момента, когда доходы стали выше того, чтобы просто поддерживать материальную сторону жизни. Вначале это 10 рублей из зарплаты в 200 рублей, потом — больше. Вначале это была поддержка людей, попавших в определенную нужду. Были у меня и издательские проекты. Иногда просто загораешься какой-то темой, и начинаешь в этом участвовать.

— Что, на ваш взгляд, побуждает людей отдавать деньги на благотворительность? Желание быть причастным чему-то, остаться в истории, или еще что-то?

— Понимаете, природа так распорядилась, что кто-то один остается на первом уровне пирамиды Маслоу, и у него вся жизнь проходит так: заработал – проел – снова заработал. В этом процессе он счастлив потихонечку. Другой заработал  — и он уже хочет, чтобы окружающие о нем заговорили. Откуда все эти проекты для гаджетов — Facebook, Instagram? Люди выставляют напоказ свою жизнь, хотят, чтобы их заметили, признали. Это же все выстроено на базовых особенностях наших.  Человек – социальное существо, он хочет, чтобы другие его оценили.

— Какой бы вы совет в сфере культурной политики дали нынешним городским чиновникам?

— Поддерживать инициативы. Искать талантливых людей через конкурсы и гранты.  А тем талантливым людям, которые уже достигли чего-то, предоставлять возможность участвовать в международных конкурсах. Это – продвижение торговой марки Харькова в мировом культурном процессе. Когда пройдет один фестиваль, второй, третий, и больше харьковчане станут на них лауреатами, тогда о городе больше заговорят.