Kharkiv Music Fest

Закрыть

Валентин Шеветовский: «Чтобы полюбить оперу, нужно думать и сопереживать»

05.03.20

Член попечительского совета Kharkiv Music Fest рассказал KHARKIV Today о том, почему любит немецких композиторов, зачем дарит подчиненным билеты в театр и как меценатство помогает бизнесу.

Мы продолжаем серию интервью с меценатами Харькова. Следующий герой проекта — основатель группы Golden Tile и глава наблюдательного совета «Харьковского плиточного завода» Валентин Шеветовский. В этом году он вошел в попечительский совет фестиваля классической музыки Kharkiv Music Fest. До этого завод подписал соглашение о сотрудничестве с Оперным театром.

 

«Поход в театр — прекрасная возможность переключится»

— Валентин Валентинович, как началось ваше сотрудничество с Kharkiv Music Fest?

—Мой друг Сергей Политучий был инициатором развития данной инициативы. Мне понравилось, что эта идея связана с высокой классической музыкой, не попсой, а музыкой, которая заставляет думать. Еще древние говорили, что не хлебом единым жив человек. Харьков — это же, в основном, техническая, научная интеллигенция, она живет одной частью ума, левым полушарием. Это состояние требует гармонизации. Подключение правого, творческого полушария.

— Вы сами слушали классическую музыку до того, как войти в попечительский совет?

—Да. Классика — это вещь не модная, но вечная. Люди, которые ее слушают, всегда в меньшинстве. Но эта музыка развивает душу.

—Каких композиторов вы лично любите?

— Может, это тоже немодно, но я люблю немцев. Почему — сложно сказать, но во мне всегда находили отклик «тяжелые» немецкие композиторы. Бах, Бетховен, Вагнер.

— Еще до того, как вы стали членом попечительского совета фестиваля, «Харьковский плиточный завод» и Оперный театр подписали соглашение о сотрудничестве. В чем оно заключается?

— Все началось с того, что мы с трудовым коллективом пошли на оперу. Я поинтересовался, какова цена билета. Это было что-то около 150 гривен. А перед этим я был в Америке, в Лос-Анджелесе, сходил в оперу там — билет стоил 400 долларов, зал был полон. Я тогда подумал — и там, и там есть прекрасные голоса, чудесные декорации, но почему у нас все так дешево оценивается?

Я часто своим коллегам – бизнесменам, управленцам – говорю о том, что мы должны как-то отдыхать. Мы каждый день получаем столько стресса! 200 звонков, какие-то негативные новости, налоговая пришла, тарифы растут. Душа начинает страдать, хочется найти что-то позитивное. А поход в театр — это такая прекрасная возможность переключится. Потому мы отдаем 60 билетов каждый месяц, и каждый наш сотрудник может сходить в театр.

— Все ходят?

— Нет, здесь нет никакой принудиловки, ходит тот, кто хочет. Мы к тому же являемся небольшими спонсорами «Металлиста», на маленький пакет акций. Что такое футбол? Это зрелищно, всем понятно, а чтобы смотреть оперу, чтобы ее полюбить, нужно работать, нужно думать и сопереживать. Но это — то, что возвышает душу. Потому необходимо, как говорится, создавать «напряженность поля», задавать вектор развития.

 

«Мы должны просто создать условия для талантов»

— На ваш взгляд, можно ли создать условия для тех же оперных исполнителей или музыкантов, чтобы они оставались в Харькове?

— Конечно, это печально, когда наши талантливые ребята уезжают. Но, по моему мнению, звезды принадлежат всему миру. Вот, представьте, как можно посадить музыкального гения и сказать: «Давай ты будешь выступать только в Харьковской опере». Он развиваться не будет, ему нужны зрители Японии, Америки. Тогда бриллиант будет блестеть. Мы же должны просто создать условия для того, чтобы они выступали в нашей стране, больше времени здесь проводили. Талантливому человеку надо платить, ему нужны нормальные условия.

 

«У меня нет желания прославиться»

— Вернемся к меценатству. Вы сами помните тот момент, когда поняли, что вы уже достаточно обеспечены, чтобы начать отдавать?

— Это очень личный вопрос. Скажу честно, женщина, которую я безмерно любил, моя мама, всю жизнь мне говорила: «Отдай». Потом уже я прочитал, что это старая библейская мудрость. Стараюсь по мере того, как у меня что-то появляется, отдавать. Мне важно состояние этого потока в жизни — приходит-уходит.

— Что это вам дает? Что вообще побуждает человека к меценатству?

— Я понимаю, о чем вы говорите сейчас — о чувстве собственной значимости. Ну, не без того, если по-честному. Но у меня нет желания прославиться. Я не стремлюсь быть публичным человеком, идти в политику — нет таких амбиций. У меня есть мой круг, в котором я реализуюсь, среди моих коллег, промышленников, и меня это вполне удовлетворяет. Для меня фестиваль — это в первую очередь все-таки гармонизация души.

— Как ваше участие в фестивале повлияло на жизнь компании?

— Вот смотрите, мы производим плитку. Есть много других производителей плитки, капиталы начали перемещаться, границы открываются. Сейчас серьезный фактор успеха — это лояльность. А лояльность формирует социальное присутствие. Наш основной покупатель – это женщины, именно они решают, когда делать ремонт и какую купить плитку. На рынке много производителей, они все делают хорошую качественную плитку, но, когда покупательница узнает, что мы поддерживаем фестиваль классической музыки, она становится немного лояльнее. Это говорит о наших настоящих ценностях. За деньги этого не купишь. Какую бы ты скидку не давал, и какую бы шикарную плитку не сделал, это не даст такого уважения к бренду.

— То есть, меценатство помогает продавать?

— Если коротко сказать, то да. Но не только. Это воспитывает дух, учит видеть красоту во всем. Вы не можете производить красивые вещи, если вы не окружены красивыми вещами. Если не цените искусство. Это часть культуры – культуры жизни в целом, и культуры производства, если хотите.

— Фестивалю три года. Как вы считаете, чего вам удалось достичь?

— Я не буду большим оптимистом. Я скорее реалист. Мне хочется, чтобы узнаваемость фестиваля была больше. С одной стороны, мы пока не нашли особого отклика у представителей власти. С другой стороны — на фестиваль ходят одни и те же люди. И поддерживают тоже. В этом году мы начали серьезную реорганизацию, мы очень хотим привлечь в наши ряды новых меценатов. Мы хотим видеть в наших рядах небезразличных людей, умных людей, чтобы сделать фестиваль еще более популярным.